Евгений Алексеевич Фёдоров (fedorov_evgeni) wrote,
Евгений Алексеевич Фёдоров
fedorov_evgeni

Categories:

Противодействие ювенальной юстиции

19.09.2012 Заседание рабочей группы по выработке законов суверенитета России
Е. Фёдоров - депутат Госдумы
А. Куринов - руководитель московского отделения Профсоюза Граждан России
О. Леткова - Ассоциация родительских комитетов
В. Хомяков - сопредседатель общественного движения "Народный собор"
А. Кисличенко - родительское движение




Текстовая версия:
Е. Фёдоров. По этим нашим двум законам, один из них вообще ко второму чтению подготовлен
О. Леткова. Да, первое чтение было довольно давно (16.03.2012), по нему создана рабочая группа, я туда вхожу. Складывается очень непростая ситуация. Это будет некая надгосударственная, абсолютно независимая, совершенно неуправляемая система прямого западного контроля за нашими общественными учреждениями. Там именно коррупционная схема встроена, я могу её рассказать подробнее, именно западного капитала, включение его в эту систему. Те общественные организации, которые могут участвовать в процессе этого контроля, они должны платить за своё участие. Кто будет платить? Только тот, кто заинтересован. Там нет запрета для иностранного капитала. Это всё те же
UNICEF, те же самые иностранные агенты, в отношении наших детей.
В.Хомяков. Система контроля над такими процессами как торговля детскими органами, коммерческое усыновление - это ещё одна серьёзная опасность по внешнему влиянию. А именно непосредственный контроль через общественные структуры над семьями непростых людей. Я когда выступал в Сургуте, говорил: "Господа олигархи, которые сидят на трубе, вы что думаете, вас это не коснётся? Вы напрасно так считаете. Вы прекрасно знаете, что ваши западные контрагенты никогда не вкладывают миллионы, десятки миллионов долларов ежегодно в проекты, которые не приносят прибыли. На Украине после прихода Ющенко были случаи, приходили товарищи в галстуках, не бандиты, и говорили: "Мы знаем твои счета зарубежные, если ты не будешь помогать такой-то партии, то у тебя будут проблемы". Поэтому вы должны понимать, что если ваш ребёнок поедет завтра в школу с телохранителями, в хорошую привилегированную школу, его там ОМОН заберёт, и телохранители ничего не смогут сделать. А потом к вам придёт человек и скажет на кого нужно переписать часть своих акций, и вы их перепишете как миленький.
О. Леткова. Такая прямая схема выстраивается, что за общественными организациями обязательно должен стоять бизнес.
А. Куринов. Когда мы говорим о том, что надо создавать элиту здесь, то с введением ювеналки уже будет не важно, где собственность. Дети есть и это работает.
Е. Фёдоров. Кроме того для неблагополучных семей это увеличить количество детей, которых можно отправить за границу
О. Леткова. Здесь вопрос даже не о неблагополучных семьях, сколько о благополучных, что у них будут отбирать детей. Потому что иностранцы хотят хороших детей из хороших семей.
Е. Фёдоров. А это все официально признают, больных детей не берут. Это усиление объёма дани по экспорту детей.
О. Леткова. Сейчас же ещё легализовано детское донорство у нас.
Е. Фёдоров. Давайте мы теперь по этим двум законам позицию сформируем на базе ваших предложений. Третий законопроект, который мы сейчас предлагаем, в нём 2 концептуальных предложения. Первое концептуальное предложение касается усыновления детей зарубежными семьями - субъекты РФ имеют право принимать решение о том, что с их территории такое усыновление может быть запрещено. С таким предложением обращалось Кемеровское Законодательное собрание, высшие законодательные органы республики Башкирия. И это кстати соответствует Конвенции ООН, где сказано, что зарубежное усыновление должно быть предоставлено в тех случаях, когда нет усыновления на месте. Законодательное собрание и местные власти лучше знают, сложилось у них с усыновлением на месте или нет. И второй момент - каждое зарубежное усыновление должно происходить с личного разрешения первого лица субъекта РФ. Он должен будет оценить под персональную ответственность, действительно ли это тот случай, когда отсутствует местное усыновление. И тогда вопрос уже к нему - как вы создали такой климат в субъекте Федерации, что у вас люди ребёнка не хотят усыновить и вылечить.
О. Леткова. Правильно ли я понимаю, что речь идёт не о полном запрете, а об ограничении.
Е. Фёдоров. Полный запрет в том случае, если субъект РФ принимает решением, что им это не надо. Я уверен, например, что кавказские республики все такое решение примут, потому что у них 100%-ное местное усыновление и огромная очередь.
О.Леткова. У меня есть коллеги в МВД, которые профессионально занимались этими вопросами. Они считают, что практически все эти справки о том, что дети больные, липовые. Второй момент -включение в эту схему ещё одной структуры.
Е. Фёдоров. Губернатора - персонально по каждому случаю. В том случае, если субъект не запретил зарубежное усыновление, губернатор будет нести ответственность за каждого ребёнка. Это очень серьёзная препона - персональное решение по каждому ребёнку. Я исхожу из того, что субъекты РФ примут решения о запрете вывоза детей с их территорий, потому что это уже назрело.
О. Леткова. Сколько я работала с опеками, они только и стряпают.
Е. Фёдоров. Опека - это чиновники. Мы же говорим о Законодательных собраниях, это всё-таки политический уровень.
А. Куринов. Знаете, как запретили гей-парады в отдельных регионах.
О. Леткова. А здесь зависло на федеральном уровне.
Е. Фёдоров. Я про это и говорю, у нас субъекты Российской Федерации более патриотичны. А какие предложения? Давайте ужесточим.
О. Леткова. Давайте. Первое - банк данных. Вот они вводят патронатные семьи сейчас. Если ребёнок попадает в патронатную семью - это не усыновление, они уже изымают из банка данных сведения на этого ребёнка. Эта проблема не совсем имеет отношения к международному усыновлению. Если мы возьмём Семейный Кодекс, 165 статью про усыновление, здесь говорится, что усыновление происходит по законодательству страны, в которую усыновляют. Надо, чтобы по нашему законодательству. И нужно поставить целый ряд условий: чтобы это была не однополая семья, чтобы это были люди славянские или с менталитетом близким этому ребёнку, экзамен по русскому языку. Чтобы они давали какие-то обязательства перед нашей страной. Здесь ряд каких-то ограничений можно продумать. Если граждане не имеют гражданства, то они усыновляют по законодательству той страны, где он находится, не где у него гражданство. Если наш ребёнок находится где-нибудь на территории Франции, а там какие-нибудь лица без гражданства хотят его усыновить, то по законам Франции он к ним пойдёт. Вопрос - почему лица без гражданства вообще могут усыновлять наших детей, когда они сами без статуса.
Е. Фёдоров. Давайте готовить такой закон
О. Леткова. Эта ювенальная схема работает во многом благодаря тому, что у многих первых лиц, которые занимаются этим, есть свои фирмы по международному усыновлению. То, что вы хотите, чтобы только с разрешения субъектов, чтобы 2-3 раза наши отказались, только если есть совпадение культуры, корней, знание русского языка, может быть ещё - сохранения гражданства. Надо посмотреть по международным нормам, можно ли так с гражданством.
Е.Фёдоров. Давайте такое добавим.
А. Куринов. Почему иностранцы заинтересованы в наших детях?
О. Леткова. Во-первых у них не такая высокая рождаемость. У нас тоже невысокая, но почему бы им не получить дополнительных детей к себе. У них много однополых браков, когда люди не могут родить. И самое главное - у них выстроена система бизнеса на детях, когда приёмные дети очень хорошо оплачиваются государством, чтобы у них не было приютов и детей-сирот. В итоге возникла индустрия - брать приёмного ребёнка очень выгодно. Если они берут ребёнка например в Норвегии, они могут не работать, выстроить себе дом, выйти на новый социальный уровень за счет одного ребёнка, если берут двух, то это - безбедное существование. Там есть очереди.
А. Куринов. Почему они своих не рожают в этом случае?
О. Леткова. Потому что своих у них отбирают благодаря этой ювенальной системе и передают в приёмные семьи. Работает некая закрытая коррумпированная система.
А. Куринов. То есть государства так выстраивают систему, что выгоднее иметь приёмных детей, чем своих?
О. Леткова. Да, и к сожалению, эта схема сейчас вводится в нашей стране. Именно под тем предлогом, чтобы не было приютов, Россия без сирот. В итоге вводится система, когда родным семьям нет такой поддержки как приёмным, опекунам. Мы говорим о том, что происходит утрата института усыновления в России, хотя это единственная адекватная замена родной семьи для ребёнка, есть обязательства перед ребёнком, есть тайна, полноценные семейные отношения. Сейчас все переводится на рельсы опекунства, которое оплачивается. Приёмным семьям платят, а родным семьям - нет. Патронатным воспитателям платят, это вообще не отношения с ребёнком, это просто воспитатель, который держит ребёнка у себя дома и получает деньги. Это не является формой нормального устройства ребёнка, дети могут менять по 5-6 воспитателей в год. Но она лучшим образом обеспечивается государством. В итоге получается перекос в сторону приёмного родителя в отличии от кровного. Как на Западе. Итог введения этих ювенальных схем может быть такой, что и у нас будут меньше рожать.
А.Кисличенко. В связи с принятием этих законов у нас в следующем году планируется на содержание органов опеки выделить 130-180 миллионов рублей, то есть это 3000 малоимущих семей могли бы получить в качестве пособия 250 тысяч рублей. И ни одной копейки не добавляется на поддержку малоимущих. Только на увеличение аппарата социальных служб. Ирина Бергсет рассказывала, что в Норвегии при населении около 4 млн. человек у них около трети населения занято в этих службах. У них есть нефть и органы опеки, это огромная система и пятая часть детей находится в системе контроля патроната. Это дети, к которым приходят в семьи социальная опека (у них он называется "Комитет по защите детей"). Вы живёте, а у вас сидит чиновник и смотрит - как вы режете хлеб, как ест ваш ребёнок, что вы ему сказали, вы пошли гулять и не можете сесть в песочницу, потому что у вас болит нога? Есть документы - там такие бывают указаны причины: ребёнок слишком медленно ест, ребёнок слишком быстро ест, ребёнок не любит рыбные котлеты. Звучит бредом, но это прямо в документах. Это характеризует абсурдность всей системы.
Вообще такое впечатление, что в скандинавских странах реализуется социальный эксперимент, потому что социал-демократические партии, которые там правят, они основываются на теории Антонио Грамши, который перенёс революцию и владение умами на уровень семьи. Это новая форма социального переустройства общества - бескровного, спокойного. Этот способ переустройства в чем-то более человечен, чем атомные бомбы и резня. Приезжая за границу, мы даже не можем себе представить, насколько их нормы далеко отстоят от наших самых смелых фантазий. Ирина Бергсет, которая создала уже международное движение родителей из России, у которых отобраны дети за границей. Таких случаев тысячи, далеко не всем хватает сил и возможностей выступить. У них считается ненормальным, если ты привлек к этой теме внимание журналистов. Если ребёнок плачет в приюте и хочет к маме, сопротивляется и хочет домой, этого ребёнка переводят в приют более строго режима, как детская тюрьма. И родителей также могут сажать в тюрьму, если они оказывают сопротивление. Есть кстати много случаев изъятия детей у граждан России, проживающих за рубежом.
А. Куринов. Принятие закона, ограничивающего зарубежное усыновление... Если будет реализовываться Национальная стратегия, его можно уже и не принимать?
О. Леткова. То, что называется Национальной стратегией действий в интересах детей - это и есть внедрение частей западной ювенальной системы в России. Эти законопроекты, если мы говорим о социальном патронате и об общественном контроле, и множество других - это первые элементы, части одного целого, а именно западной ювенальной системы.
Я хотела дополнить к словам Анны ещё примеры. В Норвегии отобрали девочку трёхлетнюю, потому что мама отказалась дать ей шоколад до еды и заставила помыть руки. У них не принято мыть руки. Они сочли, что это насилие над ребёнком и трёхлетнего ребёнка отобрали. У индуски отобрали ребёнка за то, что она кормила его грудью, у них не принято. Они сочли, что это нарушение, отобрали ребёнка и больше никогда не отдадут.
А. Куринов. Они ссылаются на некие неписанные правила?
О. Леткова. У них там возможно есть свои инструкции и никто не знает. Это закрытая система, точно так же как она выстраивается у нас. Будут методические указания, они в России уже есть и тоже довольно интересные. Допустим, соматические заболевания у ребёнка - это признак неблагополучия семьи. Если родители ссорятся в семье - это признак неблагополучия, когда тоже требуется вмешательство государства. Если разошлись, одинокие родители, многодетные, ситуации потери работы - по определению. Но извините - сопли, царапины у ребёнка, ребёнок ходит в неглаженном, ребёнок хочет спать, не вполне активен, ребёнка в детский сад привёл старший брат.
Этот огромный перечень признаков неблагополучия изложен в так называемых межведомственных соглашениях. Поскольку закона нет, и общественность активно сопротивляется уже несколько лет, они пошли подзаконным путём. Не имея законодательного санкционирования, они заключают межведомственные соглашения между органами, которые имеют отношения к детям, это делается во всех субъектах РФ. В этих соглашениях перечисляют очень широкий спектр признаков семейного неблагополучия (причём он закрытый), что именно является тревожными признаками и требует в 24 часа реакции со стороны Комиссии по делам несовершеннолетних, органов опеки. Они приезжают в дом и либо они назначают социальный патронат или забирают сразу. Вот два способа влияния на ситуацию. В то время мы, как родительская общественность, считаем, что влиять надо совершенно по-другому. Если и работать с неблагополучными семьями, надо помогать семье, поднимать статус семьи, лечить от алкоголизма и наркомании, надо проводить политику в СМИ, многое надо. Надо воздействовать на среду и на родителей, но не разрушать семьи. Это ни к чему хорошему не приведёт.
А. Куринов. Я бы хотел послушать западную статистику, раз они у себя это ввели. Во-первых, с какой целью они это ввели и достигли ли они этого введением этих ювенальных стандартов?
В. Хомяков. Да ничего они не достигли. Во Франции самая старая ювенальная юстиция, более 2,5 миллиона изъятых детей с начала 50х. (с 1958 года) . Не должно создаваться впечатление, что эти сигналы о якобы неблагополучном положении детей поступают объективно. В качестве сигнала может приниматься звонок от пьяного соседа, в том числе даже анонимные звонки. У нас, в ряде субъектов РФ этими организациями (НКО, которые финансируются как правило из-за границы) рекрутировались студенты, например на летнюю подработку, для сбора информации о якобы неблагополучных семьях. 350-400 рублей с головы.
О. Леткова. То есть ходят по квартирам и оформляют - плохая успеваемость в школе, неубранная квартира, бедная семья, прямо по списку - они составляют акт. Если ребёнку до 7 лет - 450 рублей, если больше - 370 рублей. эти данные идут в опеку. Нанимают студентов.
В. Хомяков. Да, то есть нацеленность на результат, считают по головам. Стимулируется накачка этих якобы неблагополучных семей. Плюс была государственная акция, ещё Нургалиев был, все сотрудники милиции были обязаны дежурить по травмпунктам и выяснять про каждый синяк и любую травму у ребёнка, врачи обязаны докладывать.
О. Леткова. Это и сейчас есть. Сейчас циркуляр такой - если у ребёнка синяк, ты обращаешься в травмпункт с любой травмой, будь уверен, что сначала заводится уголовное дело по факту причинения травмы, вызываются родители и дальше происходит проверка в рамках дознания - было, не было и что именно там было. По факту принимается, что если с ребёнком что-то случилось, врач обязан об этом сообщить, в инструкции прописано. Люди в связи с этим врачам бояться ходить.
В. Хомяков. В том же Сургуте мне рассказывали, шла женщина с ребёнком мимо восстанавливающегося храма, был сильный ветер. Женщина шла со службы, пела в хоре, вполне приличная женщина - не пьяница. Доска от забора, огораживающего строительство, падает и ушибает её и ребёнка, у ребёнка - синяк. Она естественно в ужасе тащит его в травмпункт. Уже к вечеру у нее были дознаватели с милицией и требовали дать показания, за что она избила своего грудного ребёнка.
О. Леткова. Семья священника в Сергиевом Посаде - матушка увидела, что ребёнок играл с лекарствами, испугалась и отвезла в травмпункт проверить для перестраховки. Ночью стучат по случаю отравления - дознание, следствие, уголовное дело на матушку, которая пыталась якобы отравить ребёнка, хотя врачом установлено, что ребёнок не проглотил таблетку. Они обратились на всякий случай. Пришла милиция, возбудили дело и закрыли не за отсутствием состава преступления, а якобы перемирием, что батюшка не имеет претензий к матушке. И эта вся чепуха идёт в отчёты, а те попадают в общую статистику, и пишут - родители России совершают страшные преступления. Они искусственно это сейчас наращивают, потому что сначала возбуждают дело, а потом всё это закрывается. Мало того, второй случай - а на тебя уже было дело...
Когда рассказываешь, люди не верят, считают, что это какое-то кликушество.
В. Хомяков. Когда мы подняли шум и сказали: "Господа, вот у нас нет ещё закона о ювенальных судах, почему в 40 субъектах РФ они действуют? Мы послали запрос в Минюст, и он нам официально сообщил, что ни одного ювенального суда нет, ни одного рубля бюджетных денег на них не выделяется, следовательно они финансируются из каких-то других источников. Это антиконституционно уже. Они не могут финансироваться не из бюджета.
О. Леткова. Да, есть прямо отчеты. В Конституции сказано, что все суды Российской Федерации могут финансироваться только из федерального бюджета, в противном случае их решения нелегитимны. В отчётах этих ювенальных судей прямо написано, что они финансируются из программы ООН. Наши российские суды, они не оформлены как ювенальные суды, хотя может висеть табличка - Ювенальный суд. Тем не менее туда делегируют федеральных судей и везде пишут, что у нас нет ювенальных судов. Хотя они есть, прямо вывеска висит "Ювенальный суд". Не верь глазам своим.
А. Куринов. А были в прокуратуру по этому поводу обращения?
О. Леткова. А мы везде обращались, до Минюста дошли. Нам везде один ответ - у нас нет ювенальных судов. Вывеска есть, а судов нет. При этом есть отчёты этих судей, откуда идёт финансирование. Финансирование федеральных судей идёт естественно из федерального бюджета, а вот их помощников, всю эту ювенальную инфраструктуру финансирует ООН.
В. Хомяков. Они на жаловании там и чётко отрабатывают.
О. Леткова. Соответственно все их решения нелегитимны и можно признавать недействительными в соответствии с Конституцией.
А. Куринов. Самое страшное, что же это наши же люди...
О. Леткова. Это уже вопрос, наши ли...
В. Хомяков. Извините, в РГСУ целая кафедра готовит специалистов ювенальных органов. Кстати Скуратов, бывший генпрокурор, там преподаёт, целая кафедра.
О. Леткова. Сейчас очень много таких кафедр. Объясню, почему это происходит. Потому что Запад вливает огромные деньги в эту систему в нашей стране. Это огромные гранты, огромные оплачиваемые программы, поэтому это работает. Поэтому есть суды, огромное количество ученых под это подвязаны, к сожалению и чиновники многие, разных уровней. Есть целые коррупционные схемы, мы о них знаем, на региональном уровне, когда кто-то из окружения губернатора входит в состав этих межведомственных комиссий, плюс в регион вливается международная инвестиция, плюс есть Фонд помощи детям, находящимся в трудной жизненной ситуации. Этот Фонд вместо того, чтобы помогать этим реальным детям, проводит эти межведомственные соглашения о выявлении семейного неблагополучия в каждом регионе. Таким образом они как раз и создают эту самую ювенальную юстицию. Причем эти комиссии, которые заключают эти соглашения, это обычно руководители органов власти совместно с руководителями детских органов - опеки, КДН, полиция, губернаторы, советники. Туда вливаются денежные средства. Мы обращались в прокуратуру, и они выявили серьёзные финансовые нарушения в деятельности этого Фонда. Прокуратура пришла к выводу, что деньги расходуются нецелевым образом, и в основном они оседают в карманах руководства этого фонда. Ну вероятно и тех, кто подписывает с ними договор. В общем, там есть серьёзные финансовые претензии к этому фонду, причем это уже не первый раз. Но пока что всё это как-то непонятным образом сходит на нет, либо до общественности не доходит или докладывают не до конца. Мы слышим постоянно претензии, но мы не видим, чтобы кого-то по факту наказали.
В. Хомяков. А там какие-то суммы были совершенно нереальные. Чуть ли не миллиарды.
О. Леткова. Всё это государственные деньги, деньги и западные - не знаю, в этом ли фонде, но туда же вливаются. Сам фонд, как я понимаю, аккумулирует не только федеральные деньги, он аккумулирует и иностранные инвестиции, как я слышала во всяком случае на встречах с руководством этого фонда. И насколько я понимаю, это коррупционные схемы опять же западного влияния, которые действуют.
Ещё ость один фонд - Фонд защиты детей от жестокого обращения. И тут тоже большой вопрос по проверке его деятельности, чем они занимаются, что они понимают под жестоким обращением. Потому что они всё время используют ювенальные западные технологии. Кто финансирует, как финансирует?
А. Куринов. Изъятие ребёнка из семьи - это жестокое обращение
О. Леткова. Вот именно, самая большая жестокость в отношении ребёнка - это лишить его родных родителей. И самое безопасное место для ребёнка - это его семья, счастлив он может быть только в своей семье. Но вот эти постулаты, они подвергнуты большому сомнению. Если мы откроем документы ООН, Совета Европы, побываем на их лекциям, мы увидим, первое что они говорят - самая большая опасность для ребёнка находится в его семье. Потому что они считают насилием - нарушение прав в широком либеральном понимании этого слова, нарушение либеральных прав ребёнка. А кто нарушает либеральные права ребёнка? Родители, которые не пускают его гулять, не разрешают смотреть телевизор.
А. Кисличенко. У них же признаётся, что когда ребёнок родился, он не имеет пола. Родители его одевают в одежду и тут уже могут быть нарушения прав ребёнка.
О. Леткова. Официальная статистика говорит о том, что родители - это как бы враги. И это совершенно открытая на западе позиция. И на этой западной позиции выстраивается сейчас эта система в России. Детям разъясняются их права - они всё могут, они могут и должны жаловаться, создаются телефоны доверия, потому что они имеют право на всё, что они хотят. Это нам и навязывается.
В. Хомяков. Я хочу обратить внимание, изначально когда мы собирались в 2009 году после первых совершенно мерзопакостных парламентских слушаний, где наших депутатов просто пинками гоняли люди из
UNICEF, из американского Минюста, ООН, они сюда приехали и тут командовали как у себя дома. Родителям вообще не дали сказать никому.
О. Леткова. Они сказали: "Что вы сопротивляетесь, всё равно у вас русских нет ничего, всё равно возьмёте нашу ювенальную юстицию". Тогда мы сделали альтернативу
В. Хомяков. Была сказана фраза - это касается только содержания несовершеннолетних в системе, судов. На что встал человек из
UNICEF и сказал: "Не надо никого обманывать. Ювенальная система - это не только юстиция, это вся система - с омбудсменами детскими и пр. И вы как миленькие всё это введёте, потому что вы это уже подписали. И никуда вы не денетесь, не обманывайте людей".
О. Леткова. Он тогда расставил все точки над
i, что это большая широкая система

Продолжение стенограммы - http://fedorov-evgeni.livejournal.com/36187.html

Tags: против ювенальной юстиции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments