Евгений Алексеевич Фёдоров (fedorov_evgeni) wrote,
Евгений Алексеевич Фёдоров
fedorov_evgeni

К чему ведёт снижение ставки ЦБ?

Хорошо, что у нас в стране есть люди, которые хорошо разбираются в сложных экономических хитросплетениях, порой намного лучше известных экономистов  и один из них Максон, постоянный аналитик сайта malchish.org.
Выкладываю  часть его статьи о новом законе по ЦБ.
цб


Как я и предполагал, предложения депутата Евгения Фёдорова по реформе Центрального банка встретят серьёзное сопротивление. Так, "Российская газета" заявляет, что "Банк России хотят сделать лишь раздатчиком дешёвых кредитов", "Коммерсант" вообще высмеивает предложения и предлагает подумать над вопросом "реакция рынков на подписание такого законопроекта будет более сравнима с событиями сентября 1998 года или более похожа на осень 2008?" Чуть более серьёзные комментарии в том же "Коммерсанте" выглядят следующим образом. Один из комментаторов пишет:
"...если действительно все-таки такое решение будет принято, то попытаются снизить по ставке проценты, попытаются увеличить денежные предложения, и практически сразу будет виден тот эффект, который виден обычно при увеличении денежного предложения — рост инфляции..."
Другой комментатор вторит ему:
"Я как практикующий финансист могу сказать: если ставку снизить хотя бы на 1% в ближайшее время в этом году, курс сразу рубля упадет к американскому доллару где-то до 34 очень быстро. Если ставку снизят на 2%, то будет 36, если снизят до 3%, будет ближе к 40. Даже, думаю, что ЦБ сложно будет сдержать тот коридор, который они установили по корзине в районе 38 рублей. Поэтому снижать ставку при растущих инфляционных тенденциях, особенно в продовольствии и коммодити, которые наблюдаются этим летом из-за неурожая, — это очень опасная ситуация, и очень опасное предложение."

Тут даже профессиональный сленг употреблён, чтобы уровень профессионализма не был подвергнут сомнению - "коммодити" вместо "биржевого товара". Хотя скорее всего комментатор имел ввиду только сырьё, поскольку упомянутое им продовольствие итак входит в "коммодити". Иначе говоря, это тот "профессионал", который не слишком разбирается в терминах, которые сам же использует. Хотя мнение этого "практикующего финансиста" в данном конкретном случае имеет определённое основание - снижение ставки снизит привлекательность западных финансовых вливаний в Россию (тех же кредитов) и возникнет отток капитала, который будет оказывать давление на рубль в сторону снижения. И если ЦБ не будет удерживать курс валютными интервенциями за счёт накопленного ЗВР, то он и вправду снизится. Однако специалист явно не разобрался в смысле реформы и недооценивает данный процесс. Отток капитала изначально заложен в проект реформы, ведь сама реформа призвана заменить западное кредитование внутренним - за счёт кредитов центрального банка.

Процесс вытеснения рублём западных валютных кредитов выразится весьма масштабным оттоком капитала и без учёта привлечения нового. Его размер в пределе - это весь накопленный объём внешних займов, то есть около 500 млрд долларов! Эти доллары должны уйти из экономики, заменившись кредитами ЦБ в рублях. Вывод этого капитала практически означает полную ликвидацию ЗВР, ведь его размеры практически совпадают с размерами внешних долгов. И что бы сказал финансист, если бы до него дошла эта мысль? Он бы просто писал кипятком! Но нам этот момент нужно чётко понимать, быть готовым к нему и относиться к данному явлению совершенно спокойно. Он лежит в целях реформы - произойдёт просто взаимозачёт долгов, ведь и российский ЗВР - это лишь наши кредиты западной экономике. Там давно не валюта, а долговые государственные бумаги США и Европы. Из-за разницы в процентах по этим долгам российская экономика теряет 50 млрд долларов в год. Нам это нужно? Это нужно не нам.

В общем, к оттоку капитала мы должны быть готовы, если реформы будут проведены и ставка центрального банка будет кардинально снижена. В этих условиях масштабного оттока капитала Центральный банк будет вынужден заниматься не только кредитованием комбанков, но и удержанием курса рубля с помощью валютных интервенций. И масштабы этих интервенций будут очень большими. Резкое уменьшение ЗВР может послужить ещё одним поводом для критики реформ. Хотя смысл валютных резервов, как обеспечения эмиссии рубля, будет уже утрачен. Рубль будет обеспечен обязательствами правительства России и российских банков, так же как доллар - обязательствами правительства США и банков США. Это возвращение к нормальной ситуации финансового суверенитета. Однако вопрос с оттоком капитала и возможной девальвацией чуть более сложен, чем простой эффект взаимной ликвидации долгов. Дело тут в том, что рубль из-за сырьевого экспорта сильно переоценён. Постоянные валютные поступления из-за продажи нефти и её высокой экспортной ценой сильно завысили курс рубля. И если исключить влияние сырьевого экспорта, то при данном курсе рубля возникнет сильнейший дефицит в балансе внешней торговли.

Нормальный, соответствующий реальной эффективности экономики курс рубля должен обеспечиваться балансом экспорта и импорта БЕЗ учёта экспорта сырья. И этот баланс возможен только при значительном снижении курса рубля. Иначе говоря, нормализация внешнеторговых отношений и повышение эффективности экономики требует значительной девальвации. Оценки реальной конкурентоспособности российской экономики приводят к выводу, что рубль переоценён примерно в 2-3 раза и требуется соответствующая девальвация рубля. Она просто необходима, если Россия желает иметь несырьевую экономику. Поэтому процесс естественного оттока капитала из-за снижения ставки ЦБ можно и нужно сопроводить с контролируемой девальвацией рубля. Управление этим процессом необходимо для того, чтобы предотвратить ситуации дефолтов российских банков и компаний по инвалютным долгам. Для этого процесс рефинансирования иностранного долга должен опережать процесс девальвации.

Итак, кардинальное снижение ставки приведёт к повышению предложения денег в экономике и к масштабному оттоку западного капитала, который может сопровождаться девальвацией. Влияние процесса девальвации и её необходимость ещё придётся подробно обсуждать. Этот непопулярный способ оздоровления экономики встретит очевидную критику и я предвижу уже массу аргументов против. Однако отложим пока подробное обсуждение данного вопроса и вернёмся к другой проблеме, связанной с понижением ставки ЦБ - угрозой инфляции. Это будет наиболее обычный аргумент противников реформ. Более того, удержание размеров денежной массы в рекордно низких относительных объёмах было основным занятием ЦБ и Министерства финансов все последние годы, и основным аргументом такой политики служила угроза инфляции. Она же ставится синонимом обнищания народа, однозначным проявлением слабости экономики и негативных тенденций в ней.

Да, конечной целью реформы, если подходить с чисто экономических позиций (без акцента на политическое понятие суверенитета), является увеличение уровня монетизации экономики - то есть наполнение её деньгами. А это, по всем законам монетаризма, обязано якобы привести к инфляции. Ведь больше денег - больше спрос на рынке, повышенный спрос ведёт к повышению цен. Вроде просто? Не совсем. Руководство Минфина всегда свои усилия по сжатию денежной массы сопровождало причитаниями о борьбе с инфляцией. И вроде бы ему это даже удавалось - бороться с инфляцией - она падала, но почему-то одновременно с быстрым ростом денежной массы. Причём денежная масса росла с гораздо большими темпами, нежели цены. И возникает вопрос, а что было бы, если бы денежная масса росла с ещё быстее?




Tags: Закон о ЦБ, деятельность рабочей группы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments